Сырян в XIX веке.

Приблизительно между 1855 и 1863 годами семья Романа Петровича Шустова переселяется из починка Дубровского Нолинского уезда в починок Сырян Елабужского уезда. Интервал дат вычислен на основе косвенных данных. Точнее дату переезда локализовать не получится, к сожалению метрические книги Воскресенской церкви села Биляр за 1850-1862 годы не сохранились. Начало интервала определено по приблизительной дате рождения Семена Романовича Шустова, он самый младший из Шустовых не родившихся в Сыряне. В переписи 1897 года он указан как уроженец Нолинского уезда 42 лет, что и дает 1897 – 42 = 1855 год. Конец интервала — первая известная запись о Шустовых на новом месте жительства: отпевание священником Воскресенской церкви села Биляр младенца Захария сына Алексея Романова и Харитины Тимофеевой Шустовых, состоявшееся 3 июня 1863 года.

Согласно ревизии 1858 года в двух дворах починка Сырян проживало 22 души обоего пола. Возможно, один из дворов принадлежал семье Шустовых, не знаю. Как бы там ни было, в переписи 1897 года среди мужчин старше 35 лет нет ни одного уроженца Елабужского уезда. Жолнины, Кащеевы, Ларины, Мурины, Холстинины, Шулаковы и Шустовы уроженцы Нолинского, а Куклины и Ожигановы – Яранского уездов. В общем, деревня переселенческая и ревизия 1858 года возможно зафиксировала год основания деревни или дату очень близкую к ней.

Одним из основных источников в генеалогии являются метрические книги, которые состоят из трех частей: о рождении, венчании и смерти. Вроде бы в итоге только сухие цифры – родился, женился, умер. Но если присмотреться к описаниям родителей, восприемников (крестных) и поручителей (свидетелей на свадьбе), всплывают интересные факты. Например, из пяти сыновей Романа Петровича двое Максим и Ефим служили в армии, прямых источников о датах службы нет, но немного внимательности плюс интернет и они появляются. Максим Романов Шустов (1839–1915) в записи о рождении дочери в ноябре 1865 года назван крестьянином починка Сыряна. В записи о рождении за сентярь 1868 и декабре 1872 его жена записана восприемником как «солдатка Мария Иванова Шустова». В мае 1874 года он уже бессрочноотпускной солдат. Т.е. он вернулся в деревню приблизительно в 1873 году. Вот что пишет википедия о том времени: «Ко времени введения устава о воинской повинности 1874 года нижние чины состояли на действительной службе около 7 лет, затем увольнялись во временный отпуск, а через 3 года перечислялись в бессрочный отпуск на 5 лет, после чего получали «чистую» отставку». Получается что Максим Шустов скорей всего служил с 1866 по 1873 годы. Ефим Романов Шустов (1847–1921) в записи о смерти сына в ноябре 1868 года назван крестьянином починка Сыряна. В записи о рождении за июль 1869 его жена записана восприемником как «солдатка Гликерия Андреева», такая же запись за май 1876 года она – «служащего солдата Евфима Шустова жена Гликерия Андреева». В феврале 1878 года он восприемник – «того же починка по билету солдат Евфим Романов Шустов». Т.е. он вернулся в деревню приблизительно в 1877 году, рекруты того времени служили 7 лет и получается, что Ефим Шустов служил с 1869 по 1876 годы.

Обычно рекрутов набирали в возрасте 21 года, обоих Шустовых служивших в армии забрали в более старшем возрасте 27 и 22 года, т.е. они возможно служили за кого-то. Семья явно не богатая, от хорошей жизни искать новое место не стали бы. Но как говорится, все что происходит к лучшему, в 1897 году из 200 жителей деревни только 6 были обучены грамоте, в том числе сельский писарь Ефим Романов Шустов, обученный грамоте «в службе».

P.S. Полный список жителей деревни в 1897 году можно найти здесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *